МУШКЕТЫ И ТОМАГАВКИ: КОГДА США ЕЩЁ НЕ БЫЛО
Полная военная история Северной Америки с 1513 по 1763

 
© Книга Александра Морозова  

ЧАСТЬ-I: ПОСЛЕДНИЕ КОНКИСТАДОРЫ

 
 

ОБ АВТОРЕ

Александр Морозов
биография

О КНИГЕ

Авторское предисловие

ОГЛАВЛЕНИЕ
Развернутый перечень глав c названиями


КАРТЫ
Карта-1

Походы конкистадоров


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение


©
Copyright

условия распространения

©  Верстка и макет - Александр Морозов


На титул книги




 

ГЛАВА-3
ДЕ СОТО СОБИРАЕТ АРМИЮ
Эрнандо де Сото, гравюра Хуана Брунетти
Эрнандо де Сото, конкистадор, Hernando de Soto
Крах экспедиции Нарваеса не подорвал, как следовало того ожидать, интереса к северным границам Новой Испании, а лишь подогрел его. Приключения Альвара Нуньеса Кабесы де Ваки, написавшего в ярких красках книгу о своих приключениях среди индейцев, будоражило умы. Нарваес не нашел золота? Он оказался простым неудачником, а его поход был из ряда рук вон плохо подготовлен, только и всего – так думали многие. Кабеса де Вака привез в Кастилию слухи о богатых золотом Аппалачах, плодородии Флориды и обширных землях, скрывающихся к северу от нее.
Бывший королевский казначей усиленно подогревал интерес к своей персоне, намеренно преувеличивая и приукрашивая богатства зеленого полуострова. Скитания в глуши не истребили в нем жажды приключений, напротив – переполнили амбициями. Получив аудиенцию у короля, он просил ни много не мало назначить его губернатором Флориды, полагая, что как никто другой не заслужил такого почета.
К своему великому разочарованию, Нуньес обнаружил, что имеет конкурента. Причем, куда более увенчанного военными лаврами и куда более состоятельного, чем он, а именно – Эрнандо де Сото, спутника Писсаро в его походе за золотом инков и ученика одного из самых первых конкистадоров, вошедшего в историю своей особой жестокостью – Педро Ариса д’Авилы, так же известного, как Педрариас.
Родившийся в 1500 г. в провинции Эстрамадура, юный испанец рос, зная что по традиции все наследство достанется старшему брату, а ему – ничего. Но домашний покой вовсе не был его стихией. Воспитанный на военных традициях предков, практически каждый знатный испанец был по натуре воином, прекрасно обученным и готовым сражаться, как в конном, так и пешем строю. Новый Свет открывал перед ним новые огромные возможности. Де Сото не был исключением.
Фаворит короля Педрариас набирал войско для похода в Центральную Америку. В гавани Севильи он собрал 20 судов. Взять они могли лишь 1500 человек, но желающих насчитывалось десять на одно место. К счастью для де Сото в кармане у него лежало рекомендательное письмо отца, лично знавшего аделантадо. В апреле 1514 эскадра отплыла. На одном из кораблей находился и дон Эрнандо. В рядах армии д’ Авилы царила железная дисциплина, за малейшее ослушание солдату ли, матросу ли грозила веревка. Де Сото из этого делал выводы: вождь должен быть суров и внушать страх как врагам, так и своим же солдатам.
Педрариас высадился на территории современной Панамы, откуда двинул отряды на завоевание перешейка. Индейцев истребляли сотнями, но испанцы тоже несли потери. От отряда Гонсало Бадахоса, например, отправившегося с группой солдат в 130 человек к западному побережью, после кровопролитных столкновений осталось 30.
Нападение конкистадоров на индейское селение ради добычи продовольствия и захвата рабов. Рисунок Теодора де Бри
Конкистадоры, индейцы, индейские войны, зверства конкистадоров, история завоевания Америки
В подобного рода стычках де Сото под суровым взглядом Педрариаса сумел выдвинуться. Его возвели в капитаны и в 1525 г. д’ Авила доверил молодому гидальго командовать своими отрядами в только что покоренной Никарагуа.
Затем наступили годы относительного затишья. Де Сото пользовался особым расположением Педрариаса, наградившего его большими земельными угодьями, на которых трудились в поте лица их бывшие вольные хозяева – индейцы. Собственный золотой рудник, плантации, доходная торговля рабами – молодой конкистадор мог считать свою карьеру вполне удавшейся. Если бы не его неистребимая жажда новых приключений, а еще большая – новых богатств.
После смерти д’Авилы в 1527 г. один из его бывших офицеров, Эрнандо Писсаро начал знаменитый поход в империю инков. Король поддержал его, выдав символический патент, но по обычаю не потратив из казны ни копейки. Навербовав людей в Испании, заручившись финансовой поддержкой состоятельных спонсоров, Писсаро двинулся в Америку. Ему требовались умелые офицеры, имевшие опыт войны в Новом Свете. Таким был Эрнандо де Сото. Безродный Писсаро (сын свинопаса) и потомок знатного испанского гранда, Эрнандо де Сото, нашли общий язык.
Чем окончился поход хорошо известно – разорением страны инков, разграблением ее богатств (одного золота удалось собрать 21 тонну), и сказочным обогащением участников экспедиции. Во время похода на долю де Сото выпало первым из испанцев в качестве парламентера встретить вождя обреченной империи, «короля солнца» Атауальпу (впоследствии казненного захватчиками) и честь штурмовать столицу инков – Куско.
Но затем пути дороги двух конкистадоров разделились. Получив свою долю перуанских сокровищ и устав служить под командой амбициозного Писсаро, де Сото в 1535 г. отправился в Испанию. Возвращался он в ореоле славы, обладателем огромного состояния, которое еще более упрочил, сочетавшись браком с доньей Изабеллой де Бобадилья, дочерью покойного Педрариаса, унаследовавшей часть его богатств.
Испанией в это время правил король Карл I, при нем Испания окончательно сформировалась, как единое королевство, союз дружественных Кастилии и Арагона, и понемногу становилась сильнейшей державой Европы. Карл I был первым по-настоящему испанским королем. При нем покорение обеих Америк получило новое развитие.
Карл благоволил своим верным рыцарям, добывавшим острием мечей золото для его казны и земли для его империи. Одна только страна инков в пять раз превышала территорию самой Испании. Обласканный при дворе, де Сото изложил королю свою просьбу – он хотел стать губернатором Кубы и Флориды. Чем он, с его родословной и славным послужным списком, хуже Писсаро, человека столь низкого происхождения, но вознесшегося так высоко? Он вполне созрел, чтобы стать аделантадо – первооткрывателем и завоевателем новых земель.
Карл I удовлетворил прошение – такие люди были опорой его империи. Завоевание все еще непокорной Флориды также было на благо короне. Де Сото с его обширным военным и административным опытом выглядел для этой цели более подходящей кандидатурой, нежели обивавший королевский порог другой проситель - Кабеса де Вака. Последнему предложили в качестве компенсации более скромную должность – губернатора Ла Платы (область между современной Аргентиной и Уругваем).
Известие о новом походе за золотом (а за чем же еще!) взбудоражило Испанию – добровольцы быстро стекались под знамена нового аделантадо с таким славным прошлым. Формирование армии де Сото являет типичный пример того, как рождались такого рода предприятия. Корона денег не дала, но назначила своего ревизора, казначея, для подсчета будущих королевских барышей – его называли «контадор». 
Мечтая не только о золоте, которые можно добыть в неведомых землях, де Сото взял с собой также и личного историографа, что позволяет нам сегодня знать уникальные подробности этого похода. Также, к слову, поступали и многие другие конкистадоры.
Корабли и провизия покупались за счет частных вложений богатых испанских семей, тоже в обмен на долю в будущих трофеях. Личное оружие, доспехи и лошадей каждый солдат покупал на свои средства. Надлежащая экипировка стоила дорого – гранды продавали недвижимость, родовые поместья, даже замки, влезали в долги. Наиболее состоятельные участники похода сформировали отряд тяжелой кавалерии – более 260 всадников. Остальные составили пешее войско. По различным оценкам всего армия насчитывала от 700 до 1000 человек. На деле – гораздо больше. В списках экспедиции, переживших века в пыльных королевских архивах, не указаны оруженосцы и слуги, а почти каждый гранд имел такого, а то и не одного.
Претенденты съезжались в Севилью, где, сидя на балконе в тенистом дворике – патио, де Сото устраивал смотр. Привлеченный возможностью богатой добычи прибыл отряд португальцев, отлично снаряженных – все в кирасах и шлемах. Испанцы, напротив, приходили налегке, разряженные в шелка и бархат, словно собрались на прогулку. Однако по своему прежнему опыту войн в Центральной и Южной Америке аделантадо хорошо представлял себе, какие суровые испытания их ждут. Щеголей прямиком направляли в городские оружейные мастерские – севильские оружейники трудились денно и нощно, куя кирасы, шлемы и мечи, пока каждый солдат не был защищен, как должно. Не все могли позволить себе железные доспехи, поэтому часть пехоты одевала толстые стеганые или кожаные куртки. Многие несли щиты - небольшие и круглые, удобные для действия в джунглях.
Особую заботу де Сото проявил о коннице, которую не без основания считал ударной силой отряда. Аркебуз был грозным оружием, но больше пугал индейцев, чем убивал, и пока еще уступал в надежности арбалету, а в скорострельности - тем более. Тяжеловооруженный пехотинец был почти неуязвим для стрел, но малоподвижен, а кавалерию дикарям нечем было остановить и уйти от нее они тоже не могли. Только одно средство могло сдержать в то время тяжелую испанскую конницу – сплошная стена длинных пик в руках опытных, дисциплинированных солдат. Индейцы, конечно же, и понятия не имели о подобной тактике.
И вот день настал. Звучали трубы. Бил барабан. Салютовали пушки. Плескались разноцветные вымпелы на мачтах.
Как на великое торжество готовилась к отплытию флотилия Де Сото, выбиравшая якоря 7 апреля 1538 года.
Армия де Сото перед посадкой на корабли в гавани Санлукар
Армия де Сото, конкистадоры, завоевание Америки, индейцы
Её путь лежал через Атлантический океан и не был омрачен штормами. В начале июня корабли благополучно достигли Кубы. Здесь аделантадо решил надолго задержаться. Он помнил судьбу Понсе де Леона и не хотел закончить свой путь, как Нарваес. На обширных ранчо острова, уже давно и хорошо освоенного, испанцы разводили отличных лошадей, которые так нужны были де Сото, чтобы посадить в седла свою кавалерию. Их не пришлось везти через океан, как первым конкистадорам; здесь же были закуплены седла, сбруя, а местные кузнецы делали подковы и шпоры.
В качестве ходячих консервов там же, на Кубе прикупили большое стадо свиней. Ни одно животное не могло дать столько мяса, сколько неприхотливая полудикая кубинская хрюшка – 80% ее живого веса годилось в пищу (для сравнения – корова дает лишь 60%, овца – 45-50%).
Испанцы широко культивировали на Кубе кассаву, растение с крупными клубнями, из которого получался особый сорт хлеба. Кассава, сушеное мясо, рыба прочие съестные припасы в изобилии запасались и грузились на корабли.
Прежде чем флотилия отплыла, на разведку к «Цветущей земле» отправилась маленькая эскадра: каравелла и два легких беспалубных судна, способные ходить по мелководью. Ею командовал один из офицеров де Сото - Хуан де Анаско. Через два месяца он вернулся с грубыми картами побережья и четырьмя пленными индейцами, которых решено было использовать в качестве проводников.
Почти год де Сото готовил эскадру и людей к опасному предприятию. За это время он свел близкое знакомство богатейшим человеком на Кубе - Васко Порсалло де Фигуэро. Порсалло увлекся идеей похода во Флориду, главным образом рассчитывая набрать там новых рабов для своих обширных плантаций и для продажи. Он вложил в экспедицию деньги, нанял и снарядил отряд, а сам вступил в армию в качестве генерала – звание, введенное специально для него.

К следующей главе    К предыдущей главе   К оглавлению