МУШКЕТЫ И ТОМАГАВКИ: КОГДА США ЕЩЁ НЕ БЫЛО
Полная военная история Северной Америки с 1513 по 1763

 
© Книга Александра Морозова  

ЧАСТЬ-I: ПОСЛЕДНИЕ КОНКИСТАДОРЫ

 
 

ОБ АВТОРЕ

Александр Морозов
биография

О КНИГЕ

Авторское предисловие

ОГЛАВЛЕНИЕ
Развернутый перечень глав c названиями


КАРТЫ
Карта-1

Походы конкистадоров


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение


©
Copyright

условия распространения

©  Верстка и макет - Александр Морозов


На титул книги




 

ГЛАВА - 6
ПРОКЛЯТИЕ НАПИТУКИ
Индейские войны, колониальные войны, конкистадоры, завоевание америки Америки, де Сото, Мукшеты и томагавки, книга Аллександра Морозова
Конкистадоры де Сото занимают индейское селение
Не без труда переправившись через реку Санта-Фе, испанцы углубились во владения большого племени со «столицей» Напитука, которую и заняли 15 сентября. Верховный вождь бежал и Де Сото без церемоний расположился его большом доме, построенном на искусственной насыпи посреди поселка. Перед домом вождя лежала небольшая утоптанная площадь, вокруг стояли хижины простых индейцев.
Постепенно в Напитуку стянулась вся армия. Подошел и де Москосо с главными силами, а также поклажей, рабами и индейскими наложницами. Де Сото стал подумывать о том, чтобы зазимовать в столь удобном и богатом месте. К этой мысли его подтолкнуло и послание от беглого касика, заверявшего, что он ищет дружбы с могущественными «Сынами солнца», как сами испанцы величали себя (потому что пришли оттуда, где восходит солнце). Де Сото был уверен, что вождь у него в руках и как только он явится, его удержат в лагере в качестве «уважаемого гостя», на самом деле – как ценного заложника. Эта хитрость всегда срабатывала.
До сих пор де Сото считал, что в совершенстве знает, как успешно вести войну с индейцами. Они почитали своих вождей, как священных персон. Они были наивны, как дети и не знали основ военной дипломатии. Они не требовали заложников, идя на переговоры. Если глава племени попадал в плен к испанцам, все его подданные сдавались на милость поработителей, лишь бы драгоценная жизнь вождя не пострадала.
Но де Сото ошибся в своих расчетах.
Кто знает, насколько дорого заплатили бы конкистадоры за свою беспечность, если бы они не прознали (вероятно, от одного из индейцев) о чем говорят жители индейской «столицы». Верховный вождь Напитуки стоит поблизости с войском, говорили они. «Сыны солнца» на самом деле такие же смертные. Скоро их кровь польется рекой. Их будут живьем сжигать на кострах, варить в кипятке, сдирать с них кожу.
Де Сото с изумлением осознал, что его едва не поймали на его собственную хитрость. Кто бы мог подумать, что дикари, эти дети наивные природы, могут лгать и плести столь изощренные ловушки!
Однако от встречи с прятавшемся где-то в джунглях вождем он не отказался, напротив, отправил ему вестника с выражением искренней дружбы. Но одновременно в назначенный день привел своих людей в полную готовность, поместив их за хижинами. Сигналом к общей атаке должен был послужить звук трубы. Вскоре ему донесли, что вокруг поселка скрытно собралось 400-500 воинов. Де Сото демонстративно вышел за черту селения в сопровождении лишь нескольких пеших телохранителей.
Все выглядело так, как и предполагал вождь Напитуки: испанцы ничего не подозревают. По его плану специальный отряд воинов должен был схватить де Сото, затащить его в центр войска, где даже крепкие доспехи не спасли бы аделантадо от гибели.
Могучий боевой клич разогнал утреннюю тишину и множество индейцев в яркой боевой раскраске, возглавляемые вождями, которых отличали пышные головные уборы из орлиных перьев, с разных сторон ринулись на поселок, ожидая застать врага в полной растерянности и панике.
Де Сото дал им приблизится, затем вскочил на коня, и дал сигнал к атаке.
С криком: «Вперед, рыцари Саньтяго!» испанцы бросили вскачь своих лошадей. «Сыны солнца», закованные в броню, с опущенными забралами, сверкая латами, с копьями наперевес устремились из-за хижин, образовав плотную конную массу, которая устремилась на поле, простиравшееся между лесом и поселком.
Впереди с мечом в руке скакал сам аделантадо. Индейцы узнали его и встретили залпом из своих длинных луков. Кираса и шлем защитили де Сото, но его конь, Аквитано, рухнул как подрубленный, весь утыканный стрелами. Испанцы в азарте промчались мимо своего предводителя, предоставив его заботам оруженосцев, и врезались в бегущую навстречу толпу краснокожих воинов.
Конкистадоры против индейцев, Эрнандо де Сото, индейские войны, завоевание Америки
Тяжелая конница конкистадоров против воинов Напитуки
Столкновение было катастрофическим для полуголых, вооруженных лишь луками и дубинами индейцев, никогда раньше не сражавшихся с тяжелой, закованной в броню, кавалерией. В один миг до сорока воинов Напитуки легли мертвыми, пронзенные копьями и растоптанные копытами, остальные в панике бросились бежать.
Помятый, но невредимый Де Сото поднялся с помощью пажа, который отдал ему свою лошадь. Но битва уже закончилась.
Поле теперь устилали мертвые тела, сломанные луки, осыпавшиеся перья и стрелы. Часть уцелевших дикарей успела скрыться в лесу, другие бежали к двум небольшим озерам, попрыгали в воду и скопились в центре, их головы торчали над водой словно кто-то усыпал поверхность водоема множеством желудей. Окружив озера, испанцы с любопытством смотрели, как «желуди» или навсегда скрываются под водой, не желая идти в рабство, либо неохотно начинают двигаться к берегу. К ночи большинство пловцов полностью выдохлись и отдали себя на милость победителей.
Испанцы ликовали – среди них не было убитых, только несколько легко раненных. Индейское же войско было частично истреблено, частично рассеяно, а 200 или более воинов, угодили в плен. Де Сото подарил их своим солдатам и каждый испанец в тот день получил раба, а то и двух.
Только с вождями обошлись милостиво. Связанных, их отвели в отдельную хижину, куда вскоре явился довольный аделантадо. Де Сото имел все основания считать, что отныне он полный хозяин в землях Напитуки, поэтому решил проявить милость. Воссев в кресло, которое принесли для него оруженосцы, он ласково заговорил с пленниками, объясняя, что хочет мира. Воевать с «сынами солнца», детьми великого Бога, говорил он, бессмысленно, в чем они сегодня наглядно убедились. Ему жаль, что погибло столько славных воинов, и он надеется, что вожди отныне приведут свой народ к повиновению.
С этими словами де Сото приказал освободить вождей от веревок, ожидая что они ответят ему изъявлением полной покорности. Разве они не разбиты? Разве их армия не обратилась в прах, а сами они попали в унизительный плен?
Он ошибся. Вожди считали себя побежденными, но не покоренными. Едва освободившись от веревок, они кинулись на своих поработителей, криками призывая своих пленных воинов к восстанию.
Де Сото сбили с кресла и он упал на земляной пол с разбитым лицом.
В хижине закипела яростная схватка. Оруженосец заколол вождя, который ударил де Сото, та же участь постигла других, но искра уже была брошена в стог с сеном. Призывы вождей были услышаны. Новоиспеченные рабы, которых довольные хозяева, накинув петлю на шею, вели за собой, вновь ощутили себя воинами. Хватая все, что попадалось под руку: камень, головню от костра, палку, они с этим жалким оружием нападали каждый на ближайшего к нему испанца. Несколько конкистадоров нашли в ту ночь свою смерть, несколько десятков получили тяжелые раны.
Почуяв запах свободы, индейцы дрались насмерть. Хроники донесли до нас яркие эпизоды той кровавой ночи. Испанца Франсиско Салдана его «раб», воин огромной силы, сгреб за воротник и штанину, поднял над собой и так грохнул оземь, что тот едва не испустил дух. Товарищи бросились выручать его, но индеец, схватив меч поверженного Салданы, бился один против многих, пока не пал тут же мертвым, но не побежденным.
Племянник аделантадо, капитан Диего де Сото, зарядив арбалет поспешил на шум побоища. Он увидел индейца, так ловко отбивавшегося копьем от целой группы конкистадоров, что те, не смели к нему приблизится. Индеец этот одним ударом кулака оглушил своего «господина», забрал его оружие и намеревался дорого продать свою жизнь. Диего навел на него свой арбалет, но воин, завидев это, с силой метнул копье прямо в молодого де Сото. Испанец уцелел чудом – копье скользнуло по его плечу, отчего дон Диего рухнул на колени, и на всю длину наконечника, дрожа, вонзилось в землю. В тот же миг упал и бесстрашный воин, пронзенный стрелой из арбалета.
Опомнившись, испанцы пришли в ярость, всех участников восстания безжалостно истребляли. После бойни в селении насчитали не меньше сотни трупов индейцев. Погибли все вожди и практически все взрослые воины. Только совсем юных индейцев и рабов, взятых в плен ранее, оставили в живых, но отныне держали только в цепях.
Мрачный де Сото ходил, плюясь кровью – кулак вождя вышиб ему два зуба, разбил нос и разорвал губы. Много дней после этого аделантадо мог есть только протертую пищу и с трудом говорил.
Испанское войско покинуло залитую кровью Нипитуку, где прежде намеревалось зазимовать. Едва оно удалилось, индейцы сожгли селение. Своих мертвых сородичей, которых так много полегло здесь, они вопреки обычаю не стали хоронить, предоставив разлагающиеся тела на пир стервятникам. В умах индейцев, привыкших терять в войнах с соседями десяток-другой соплеменников, такие страшные потери просто не укладывались, и они сочли Напитуку «проклятым» местом, на которое пал гнев богов.

К следующей главе    К предыдущей главе   К оглавлению